ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМОСТЬ В МЕДИЦИНСКОЙ ПАРАДИГМЕ

 

Статья опубликована в книге “Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития”, ред.-сост. А.Е.Войскунский. - М.: Акрополь, 2009. стр. 152-164, ISBN 978-5-98807-037-5

 

Сегодня проблемой Интернет-зависимости в России интересуются по большей части журналисты, а занимаются психологи. В данной работе, вопреки сказанному, Интернет-зависимость рассматривается с медицинской точки зрения, как одно из проявлений зависимого поведения.

Согласно классификации зависимостей (аддикций), предложенной Ц.П. Короленко (1999), могут быть выделены:

1) химические зависимости, где объектом зависимости является психоактивное вещество (примеры: алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.п.);

2) нехимические зависимости, где объектом зависимости является поведенческий паттерн (примеры: патологический гэмблинг, зависимость отношений, сексуальная и любовная зависимости, зависимость избегания, зависимость от траты денег, ургентная зависимость, работоголизм, Интернет-зависимость и т.п.);

3) промежуточные зависимости, где непосредственно задействованы биохимические механизмы (например, зависимость от еды - переедание или голодание).

Согласно E. Freedman (1992), существуют следующие общие признаки зависимого поведения:

1) предвосхищение зависимого поведения;

2) зависимое поведение продолжается дольше, чем ожидалось;

3) необходимость увеличивать продолжительность зависимого поведения, чтобы достичь того же эффекта;

4) повторяющиеся попытки сократить либо остановить зависимое поведение;

5) социальная или профессиональная активность страдают по причине зависимого поведения;

6) зависимое поведение продолжается, несмотря на социальные, профессиональные проблемы или проблемы с законом.

Нехимические зависимости, по большому счёту, «пронизывают» современное общество. Как известно, всё, что приносит человеку удовольствие и может послужить способом отвлечения от текущих проблем — потенциально обладает аддиктогенными свойствами, т.е. может спровоцировать развитие зависимости.

Мотивация к зависимости, по сути своей, явление общечеловеческое — в основе ее лежит стремление избежать боли (т.е. уйти от проблем и их решения) и получить удовольствие. Интернет-среда предоставляет такую возможность и может выступать в качестве аддиктивного агента в силу следующих своих характеристик:

· сверхличностная природа межличностных взаимоотношений;

· возможность анонимных социальных интеракций;

· возможность реализовать представления и фантазии с обратной связью, включая различные варианты идентичности, социальных ролей;

· вуайеристический аспект;

· уникальные возможности поиска нового собеседника, отсутствие необходимости удерживать его внимание;

· расширение возможностей для коммуникации в различных виртуальных группах, дающих возможность приобрести определенный социальный статус;

· неограниченный доступ к информации.

  

 

 

Рис. 1. Иерархия потребностей, по А. Маслоу

В Интернете может своеобразным образом удовлетворяться значительная часть потребностей человека, а именно, согласно представленной на Рис. 1 иерархии А. Маслоу (1999): определённые физиологические (киберсекс); безопасность (а также анонимность); принадлежность (к значимой группе); любовь (виртуальные романы) и уважение (со стороны других участников виртуального сообщества); самоактуализация (в т.ч. за счёт возможности осуществлять самопрезентации и получать актуальную обратную связь).

Интернет-зависимость является частью более широкого явления — патологического использования компьютера. У человека со сформировавшейся зависимостью к времяпрепровождению в сети (например, с целью виртуального общения посредством форумов, чатов или многопользовательских сред) эта деятельность опосредуется компьютером. В то же время при Интернет-зависимости компьютер часто опосредует и другие аддиктивные активности: сексуальную — киберпорно и киберсекс, игровую — виртуальные казино, компульсивный шопинг — Интернет-магазины. Фактически в медицинской парадигме не столь важно, что именно человек делает в Интернете — общается, покупает или играет; важно, что времяпрепровождение в Интернете приводит к тому, что страдает психическое здоровье / физическое здоровье / социальная адаптация.

M. Orzack (1996) выделяет следующие психологические симптомы Интернет-зависимости:

· хорошее самочувствие или эйфория за компьютером;

· невозможность остановиться;

· увеличение количества времени, проводимого за компьютером;

· пренебрежение семьей и друзьями;

· ощущение пустоты, депрессии, раздражения вдали от компьютера;

· ложь работодателям или членам семьи о своей деятельности;

· проблемы с работой или учебой.

Доктор М. Орзак также предлагает перечень физических симптомов Интернет-зависимости, которые в действительности являются прямым следствием патологического использования компьютера:

· синдром карпального канала (туннельное поражение нервных стволов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц);

· сухость в глазах;

· головные боли по типу мигрени;

· боли в спине;

· нерегулярное питание, пропуск приемов пищи;

· расстройства сна, изменение режима сна;

· пренебрежение личной гигиеной.

В медицинской парадигме по аналогии с критериями патологического гэмблинга по DSM-IV можно предложить следующие диагностические критерии Интернет-зависимости:
А. Использование Интернета вызывает дистресс.

В. Использование Интернета причиняет ущерб физическому, психологическому, межличностному, семейному, экономическому или социальнуму статусу.

Предположительно, Cyber Disorder (киберрастройство) войдет в международную классификацию болезней DSM-V (Zenhausen, 1995).

Анализируя результаты масштабного исследования Интернет-зависимости (3500 опрошенных, для диагностики использовался переведенный на русский язык и адаптированный тест К. Янг), проведенного автором в период с 1999 по 2003 год в русскоязычном секторе Интернета, можно отметить, что распространенность Интернет-зависимости составила около 2% (см. Рис. 2), что коррелирует с данными K. Young (1996) — зависимы 1-5% пользователей Интернета — и других исследователей.

Рис. 2. Распространенность Интернет-зависимости.

В группе зависимых средний возраст составил 21 год (min – 14, max – 35), что может быть объяснено и большей популярностью времяпрепровождения в сети с целью виртуального общения у лиц молодого возраста, и тем, что у них недостаточно развиты механизмы сдерживания компульсивного поведения, саморегуляции и контроля эмоциональной сферы.

Различие в соотношении полов между группой Интернет-зависимых и контрольной группой не было выявлено, что совпадает с результатами исследований, проведенных в Великобритании в университете в Hertfordshire (Egger, Rauterberg, 1996).

Одним из характерных признаков аддиктивной активности является ее продолжительность дольше ожидаемого времени. Как правило, Интернет-зависимые пытаются скрыть от окружающих и то, сколько времени они проводят в Интернете, и то, чем именно они там занимаются, поскольку боятся осуждения, которое может травмировать и без того нестабильную (что характерно для зависимой личности) самооценку. Интернет-зависимые сопротивляются попыткам окружающих, в первую очередь, членов семьи, отвлечь их от пребывания в Интернете.

Чаще всего именно ближайшее окружение зависимого начинает «бить тревогу» в связи с чрезмерностью времени, проводимого им в сети, и с неспособностью контролировать это время. У самого зависимого обычно снижено или отсутствует критическое отношение к своему состоянию/поведению. Зависимые считают, что они полностью контролируют себя и ситуацию, так что смогут в любой момент остановиться. В реальности же попытки контроля оказываются безуспешными, а количество времени, проводимого в сети, продолжает нарастать.

Время, затрачиваемое на пребывание в Интернете по мере прогрессирования зависимости, начинает отниматься у других видов деятельности – домашних дел, времяпрепровождения с друзьями и родственниками, приёма пищи, сна, а также учёбы или работы.

Интернет-зависимые считают, что с людьми легче общаться виртуально, и это приводит их к постепенной изоляции в реальной жизни. Контрастируя со «скучной и серой» реальностью, виртуальные взаимоотношения кажутся волнующими и многообещающими. На практике Интернет-зависимые часто заводят новые знакомства с пользователями, а не имеющие зависимости, предпочитают поддерживать в сети уже имеющиеся отношения.

В силу приоритетности установленных посредством Интернета межличностных отношений, у Интернет-зависимых страдают тандемные отношения, поскольку они предпочитают нахождение в сети интимному общению с партнером. По мере прогрессирования Интернет-зависимости прежний круг знакомств быстро исчезает и формируется новый, из Интернет-среды, где зависимому удается завязывать социальные контакты с большей легкостью, и где нет необходимости долго их удерживать.

Неотъемлемой составной частью развития аддиктивного процесса являются аддиктивные переживания вне сети: Интернет-зависимым свойственно мечтать, фантазировать, предвосхищать, предвкушать, чем они вскоре займутся в Интернете. Стремление к аддиктивной реализации обусловлено желанием избавиться от дискомфортного психологического состояния пустоты, скуки, подавленности, раздражения или беспокойства – избавиться и «почувствовать себя лучше». Общение в Интернете дает таким людям иллюзию возможности без какого-либо вреда для себя контролировать свое эмоциональное состояние, вызывать по желанию чувство психологического комфорта, избавляться от неприятных эмоций и мыслей.

Начало любой зависимости - фиксация на аддиктивном агенте - обычно сопровождается приятными чувствами (эйфория, психическая релаксация, ощущение «взлета», чувство беззаботности, усиление воображения, чувство свободы). Интернет-зависимые, находясь в сети, отмечают у себя эйфорию, оживление, возбуждение. По мере прогрессирования зависимости им требуется проводить все больше времени в сети для достижения того же эффекта.

Развитие зависимости постепенно приводит к изменению образа жизни, нарушению режимов сна/бодрствования и отдыха/нагрузки, в результате чего страдают не только работоспособность и социальная адаптация, но и физическое здоровье. Слишком продолжительное по времени, превышающее психофизиологические нормы, пребывание в одной и той же неэргономичной позе, нагрузка на зрение, позвоночник, мышцы кисти (особенно на правой руке, которая движет мышью), пренебрежение регулярностью питания, адекватными физическими нагрузками – все это приводит к ухудшению общефизического состояния здоровья. В итоге нарастает астенизация, появляется риск возникновения физических нарушений – а именно, выделенных М. Орзак симптомов патологического использования компьютера, из которых наиболее распространены мигренеподобные головные боли и боли в спине, сухость в глазах, синдром карпального канала (онемение и боли в кисти руки).

Когда пребывание в Интернете перестает приводить зависимого к изменению его состояния и настроения в лучшую сторону, возрастает риск смены аддиктивной реализации, присоединения дополнительной аддиктивной реализации или совершения зависимым суицидальной попытки.

Диагностировать наличие Интернет-зависимости в отличие от свободно выбранного увлечения можно при условии сосредоточения субъекта на использовании Интернета в течение продолжительного промежутка времени, в течение которого наносится ущерб деятельности в реальной жизни. Учитывая особенности Интернет-среды, новые пользователи могут проводить в ней длительное время без формирования зависимости. По результатам исследования, проведенного автором, Интернет-зависимые в среднем пользовались Интернетом более двух лет. На Рис. 3 представлены данные о длительности («стаже») применения Интернета респондентами. Длительность наличия симптомов Интернет-зависимости не отслеживалась.

Рис. 3. «Стаж» пребывания в Интернете.

Отмечается, что при длительном воздействии аддиктивного агента у Интернет-зависимых возникают следующие коморбидные состояния:

· депрессивные расстройства различного регистра, в том числе с суицидальными тенденциями;

· нарушения режима и качества сна;

· цефалгии;

· боли в спине;

· синдром карпального канала.

Предположение о наличии полиаддиктивных проявлений (речь идет о химических аддиктивных реализациях) у Интернет-зависимых нашло подтверждение — более трех четвертей опрошенных из группы «зависимых» (см. Рис. 4) дали положительный ответ на вопрос о наличии личностного опыта, связанного со злоупотреблениями алкоголем, наркотическими препаратами или другими веществами, изменяющими состояние сознания; в контрольной группе таких было 34,92%.

Рис. 4. Коморбидность со злоупотреблениями алкоголем, наркотиками или любыми другими веществами, изменяющими состояние сознания в анамнезе.

Согласно полученным данным, группу риска развития Интернет-зависимости составляют молодые люди (средний возраст ~ 21 год), продолжающие образование, не состоящие в браке, указывающие на наличие в прошлом аффективных расстройств и различного рода аддиктивных реализаций.

Многолетний опыт психотерапевтической работы с Интернет-зависимыми пациентами позволяет нам выделить следующие черты личности Интернет-аддикта в качестве основных:

· дефицитарная психика с хронической неудовлетворенностью собой;

· низкая самооценка;

· инфантильность;

· эгоцентризм;

· недостаточная ответственность;

· низкая общительность в повседневной жизни;

· предпочтение в Интернете сервисов, связанных с общением;

· склонность к аффективным колебаниям

Таким образом, Интернет-зависимость формируется у личности с соответствующими преморбидными характеристиками или является новой аддиктивной реализацией у личности со сформированной зависимостью. Для диагностики Интернет-зависимости целесообразно использовать достаточно валидный тест К. Янг (коэффициент Alpha Кронбаха = 0,9116; результат split-half теста (Correlation between forms) = 0,7869; значимость корреляции для всех пунктов p < 0,001).

Развитие Интернет-зависимости начинается с фиксации на аддиктивном агенте — Интернете, а далее проходит следующие стадии:

1) формирование аддикции;

2) развитие аддикции;

3) удерживание аддикции.

Все зависимости имеют общие механизмы формирования и развития, поэтому их нельзя делить на «плохие» и «хорошие». Безусловно, Интернет-зависимость кажется на первый взгляд более социально-приемлемой, чем игровая (патологический гэмблинг) или алкогольная зависимости, но по сути это не так. Как только данная аддиктивная реализация (в данном случае, с помощью времяпрепровождения в Интернете) перестает выполнять свою функцию – служить инструментом для смены дискомфортного психологического состояния на более комфортное «как по волшебству», аддиктивная личность начинает использовать для достижения все той же цели другую аддиктивную реализацию (например, сексуальную аддикцию), либо идёт по пути усложнения аддиктивной реализации (например, присоединения алкогольной к Интернет-зависимости). Исходя из этого, замена менее социально приемлемой аддикции на более социально приемлемую представляется нецелесообразной. Терапия должна быть направлена не на конкретную аддиктивную реализацию, а на зависимую личность.

Психотерапевтический подход к зависимой личности предполагает продолжительную (не менее 6 месяцев) индивидуальную и/или групповую терапию. Основными точками приложения психотерапии являются низкая самооценка, плохая переносимость фрустраций и слабый контроль над импульсами.

Цели психотерапии должны включать: повышение самооценки и самоосведомленности, усиление контроля над импульсами, увеличение стабильности межличностных отношений, социальную адаптацию; анализ текущих копинг-стратегий и освоение новых, более эффективных стратегий совладания; обучение целеполаганию, а также заботе о себе, своем душевном и физическом здоровье.

Для работы с Интернет-зависимыми часто используется когнитивно-поведенческий подход, где поведенческие техники направлены на обучение пациента навыкам самоконтроля и саморегуляции, структурированию собственного времени, релаксационным техникам. Когнитивные техники через работу с так называемыми «автоматическими» (неконтролируемыми) мыслями позволяют выявить и изменить дезадаптивные установки, приводящие к зависимому поведению, на адаптивные. В процессе терапии пациент обязательно ведет дневник, в котором отмечает количество времени, затрачиваемое на различные виды деятельности (включая пребывание в Интернете), записывает мысли, эмоции, описывает свое поведение в стрессирующих ситуациях.

Особую роль играет работа с семьей Интернет-зависимого. Как правило, черты личности, преморбидные для развития какой-либо зависимости, формируются в семье с большим количеством созависимых моделей поведения. Часто в такой семье кто-либо из ее членов является явным носителем химической зависимости (например, алкоголик) или нехимической (игроман, работоголик). Взаимоотношения между членами такой семьи строятся в основном на манипуляциях, в ущерб искренним, открытым коммуникациям. Семейные стратегии контроля и защиты, обычно используемые в созависимых семьях в отношении Интернет-зависимого члена семьи, оказываются неэффективными. Важно обучить близких Интернет-зависимого эффективным стратегиям поведения, помочь им преодолеть собственные созависимые модели, изменить семейную систему коммуникаций.

По врачебным показаниям, в тех случаях, когда психотерапевтического вмешательства оказывается недостаточно, к психотерапии может быть присоединена психофармакотерапия. Известно, что в патогенезе нехимических зависимостей задействован дефицит серотонина, что приводит к развитию тревоги, снижению фона настроения и усилению компульсивности. Ингибирование обратного захвата серотонина (Мосолов, 1996) приводит к следующим клиническим эффектам: ослаблению депрессивной и обсессивно-компульсивной симптоматики, тревоги, токсикоманической зависимости, болевого синдрома; подавлению агрессивного и суицидального поведения. Перечисленные эффекты служат основанием для применения антидепрессантов из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) в лечении различных зависимостей, в т.ч. Интернет-зависимости.

Обладающие антикомпульсивным, противотревожным и антидепрессивным действием, антидепрессанты из группы СИОЗС, такие, как, например, флувоксамин (Hollander et al., 2000), циталопрам (Zimmerman et al., 2002), эсциталопрам (Grant et al, 2006, Koran et al, 2007) и другие, успешно применяются в психофармакотерапии нехимических зависимостей.

В качестве профилактики развития Интернет-зависимости можно рекомендовать повышение осведомленности молодежи о различных видах зависимостей и их опасностях, расширение возможностей для молодых людей занять своё свободное время какой-то деятельностью, например, социальной - участием в общественной жизни, спортивной - доступностью спортивных секций и т.п.

Литература:

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Психосоциальная аддиктология. – Новосибирск: Олсиб, 2001.

Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Социодинамическая психиатрия. – Новосибирск: Издательство НГПУ, 1999.

Лоскутова В.А. Интернет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств: Дисс… канд. мед. наук. - Новосибирск, 2004.

Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. - М.: Смысл, 1999.

Мосолов С.Н. Основы психофармакотерапии. – Москва: Восток, 1996.

Egger 0. & Rauterberg M. Internet Behaviour and Addiction. Semester thesis // Swiss Federal Institute of Technology, Zurich Internet Behavior and addiction, 1996. http://www.ifap.ethz.ch/~egger

Freedman E. The Addiction Process: Effective Social Work Approaches // New York: Longman. 1992.

Grant J.E., Potenza M.N. Escitalopram treatment of pathological gambling with co-occurring anxiety: an open-label pilot study with double-blind discontinuation // International Clinical Psychopharmacology 2006,,, vol. 21, № 4, pp 203-209.

Hollander E., DeCaria C.M., Finkell, J.N., Begaz T., Wong, C.M., Cartwright, Ch. A Randomized Double-Blind Fluvoxamine/Placebo Crossover Trial in Pathologic Gambling // Biological Psychiatry, 2000, vol. 47, pp.813-817.

Koran L.M., Aboujaoude E.N., Solvason B., Gamel N.N., Smith E.H. Escitalopram for compulsive buying disorder: a double-blind discontinuation study. // Journal of Clinical Psychopharmacology, 2007, vol. 27, № 2, pp. 225-227.

Orzack M., Hecht Ph.D. Computer Addiction Services. 1996-2003. http://www.computeraddiction.com

Young K.S. Addiction to the Internet: A case that breaks the stereotype // Psychological Reports, 1996, vol 79, № 3 (Pt. 1), рp. 899-902.

Zenhausen B. Preliminary Draft of the DSM-V Committee on Cyberdisorders // Posted to Listserv: Virtpsy. 1995.

Zimmerman M., Breen R.B. Posternak M.A. An Open-Label Study of Citalopram in the Treatment of Pathological Gambling// Journal of Clinical Psychiatry, vol. 63? 1, January 2002.



Яндекс.Метрика



 

 

 

 

  • Кабинет приёма

    В Институте психотерапии и клинической психологии по адресу: 1-ая Миусская, д.22/24 с.2 (М Белорусская), предварительная запись по тел: (499) 9785642, (495) 9874450 (10.00-21.00, без выходных)
  • Тренинг навыков

    04.02.17 старт новой группы для взрослых "Тренинг навыков ДБТ". Курс состоит из 4 блоков навыков 1) Осознанности 2) Эмоциональной регуляции 3) Перенесения дистресса 4) Межличностной эффективности. Расписание: по сб, 17.45-20.15.
  • Контакты

  • Яндекс.Метрика